К 300-летию провозглашения Российской империи

Автор:

Историческому феномену российского геополитического влияния не дадут  умереть

2 ноября 2021 года  —  знаменательный  300 — летний юбилей во всемирной истории  — провозглашение Российской Империи и принятие  Великим  государем  Петром Первым титулов Императора Всероссийского и Отца Отечества.

Петр Первый, 1721 год. Копия с прижизненного портрета Ж.Лантье

Грандиозных торжеств  общероссийского масштаба не состоится.  И «во глубине России царит вековая тишина», ибо население обеспокоено новым ростом заболеваемости короновирусом и ростом цен.

Краткий  экскурс  в историю событий,  происшедших  300 лет тому назад 

Однако, чтобы воскресить в памяти славную страницу нашего прошлого обратимся к «Истории…» Соловьёва:

22 октября Царь со всеми вельможами у обедни в Троицком соборе

После обедни читается мирный договор (речь идёт о Ништадтском мирном договоре между Россией и Швецией, заключённом в августе 1721 г., положившем конец Северной войне (1700-1721), и закрепившем военные успехи России); Феофан Прокопович говорит проповедь, в которой описывает все знаменитые дела царя, за которые он достоин называться Отцом Отечества, Императором и Великим.

Тут подходят к Петру сенаторы, и канцлер граф Головкин говорит речь: «Вашего царского величества славные и мужественные воинские и политические дела, чрез которые токмо единыя вашими неусыпными трудами и руковождением мы, ваши верные подданные, из тьмы неведения на театр славы всего света и, тако рещи, из небытия в бытие произведены и в общество политичных народов присовокуплены: и того ради како мы возможем за то и за настоящее исходотайствование  столь славного и полезного мира по достоинству возблагодарити?  Однакож, да не явимся тщи в зазор всему свету, дерзаем мы именем всего Всероссийского государства подданных вашего величества всех чинов народа всеподданнейше молити, да благоволите от нас в знак малого нашего признания толиких отеческих нам и всему нашему отечеству показанных благодеяний титул Отца Отечества, Петра Великого, Императора Всероссийского приняти. Виват, виват, виват Петр Великий, Отец Отечествия, Император Всероссийский!»  

Сенаторы три раза прокричали «виват», за ними повторил этот крик весь народ, стоявший внутри и вне церкви; раздался колокольный звон, звуки труб, литавр и барабанов, пушечная и ружейная стрельба.

Современникам  остается  только изучать  «уроки  истории»

Некогда, на пике своей политической карьеры,  небезызвестный генерал Лебедь объявил, что «время империй» кончилось,  « Было и прошло» раз и навсегда.

Либералы всех видов и мастей бурно аплодировали Александру Ивановичу — ещё бы, ведь Российская Империя – по их мнению – была «тюрьмой народов», а Российский император – тормозом на пути «общечеловеческого прогресса».

Ведь первая Мировая война закончилась крушением трёх христианских и одной мусульманской империй, что  бесспорный исторический факт.

Впоследствии Российская империя обрела статус «Красной империи», а послеверсальская Германия на короткое время стала Третьим Райхом, но сегодня, когда нет ни той, ни другого, потомкам остается лишь изучать «уроки истории». Впрочем, как известно, главный урок истории как раз в том и заключается, что никто из неё уроков не извлекает, а следовало бы.

 Допетровская  Русь есть «империя в себе» и источник московской теллурократии

Не секрет, что и в Средневековье, и в Новой истории, титулование носителей Верховной власти  играло огромное значение.

Наш знаменитый историк С.М. Соловьёв свидетельствует: «Важной вехой в отстаивании прав России на звание «Империя» стала публикация на русском и немецком языках грамоты 1514 г. императора Максимилиана I. Грамота была обнаружена в Москве среди старинных бумаг посольской канцелярии и напечатана по указу Петра I в мае 1718 г. тиражом в 310 экз.

В тексте грамоты вел. кн. Василий III неоднократно именуется «Божиею милостью цесарем и обладателем всероссийским и великим князем», «великим государем цесарем и обладателем всероссийским»

Это позволило указать в предисловии к публикации, что цесарское «высокое достоинство за столько уже лет всероссийским монархам надлежит». По свидетельству ганноверского резидента Х.Ф. Вебера, царь велел показывать грамоту Максимилиана I «в подлиннике всем и каждому».

Доброе слово  необходимо сказать  в  адрес императора-реформатора. Максимилиан — один из самых выдающихся политиков-самодержцев за всю не только европейскую, но и мировую историю,   который пророчески  прозревал великое будущее России, сбросившей с себя тяжкое татаро-монгольское иго и возвращающейся в семью белых народов, а потому и сына Ивана Третьего – Василия Третьего он также титуловал «по полной программе».

  Российская  империя — общепризнанная геополитическая  реальность

Провозглашение Петра I императором юридически оформляло новую политическую реальность — Российскую империю.

Для того чтобы понять, какой смысл вкладывали в это событие его участники, необходимо обратиться к  процитированному  выше документу эпохи – речи  канцлера  Гаврила Иванович Головкина от  22 октября  1721 года .

Современники видели заслугу Петра в первую очередь в том, что он сотворил новую Россию, сделал свой народ «политичным». Это польское слово близко по смыслу позже вошедшему в русский язык слову «цивилизованный». То есть новому титулу придавалось и очевидное созидательное значение.

Заметим, что эту роль демиурга, творца, отводили царю не только его русские сподвижники, но и  его европейские поклонники. Французский академик Фонтенель закрепил миф о «творце новой нации» в европейской общественной мысли, а Вольтер придал ему еще большую популярность.

Весьма показательна была и краткая ответная речь Петра. Он подчеркнул значение заключенного мира, традиционно сославшись на Божью помощь: «Надлежит Бога всею крепостию благодарить; однако ж, надеясь на мир, не надлежит ослабевать в воинском деле, дабы с нами не так сталось, как с монархиею Греческою».

Помышляя о «пользе и прибытке общем» и облегчении народа, царь в полном соответствии с имперской идеей, призывал не забывать о войне и армии.

 Рано или поздно все иностранные державы  признали  величие  Российской империи

Но одно дело провозгласить Царя Московского Императором Всероссийским, другое дело – добиться того, чтобы и иностранные державы именовали твоего властителя Императором!

Первым добрый пример другим верховновластителям Европы подал прусский король Фридрих Вильгельм I (1688-1740). В ноябре того же 1721 года он дал согласие на использование императорского титула в обращении с Петром Первым, и уже 10 декабря впервые употребил его в поздравительной грамоте.

Венецианский дож Иоанн Корнелий  направил Петру Первому аналогичную Грамоту 21 декабря. Одновременно о признании титула Императора заявило Пармское герцогство (просуществовало до объединения Италии в 1859 г.) и ряд немецких земель (что не удивительно, учитывая прогерманскую политику Петра!).

27 апреля 1722 г.  Торжественная делегация Генеральных Штатов Нидерландов объявила российскому послу Б.И. Куракину, что «их высокомочия по особливому почтению взяли резолюцию признать Его Величество в титуле императора Всероссийского, и оной титул впредь давать». И уже 25 мая 1722 г. Генеральные Штаты Нидерландов подготовили грамоту, впервые содержавшую императорский титул Петра I. В мае же 1722 г. согласилась с императорским титулом русского самодержца и Женевская республика.

Польский король Август II Сильный (1670-1733, правил с 1709 по 1733 гг.)  категорически  отказался титуловать Российского государя — императором, ссылаясь на необходимость заручиться поддержкой польского сейма. Дело затянулось вплоть до 1764 (по другим данным – до 1772 г.), когда Императорский титул Екатерины Второй был признан последним польским королём Станиславом II Августом Понятовским (1732-1798, правил с 1764 г. вплоть до своего отречения в 1795 г.).

Некий разнобой в сроках титулования российских правителей – императорами некоторые историки объясняют тем, что в одних случаях датой признания могли считаться устные обращения послов или форма адресации в частной переписке, а в других – исключительно использование полного титула при подписании официальных бумаг, например, межгосударственных договоров.

Но в любом случае, именно Речь Посполитая стала последней в ряду значимых европейских государств, признавших имперский статус России и носителей её Верховной власти.

Искусственно навязываемый России феномен имперской вины

У современной власти и общественного сознания можно обнаружить некий комплекс вины или даже стыда в связи с феноменом имперского исторического пути России.

«Власть предержащие», очевидно, боятся сознаться себе в том, что они не только   конституционные наследники  Советского  Союза и априори  Российской Империя, но и сами  являются правителями Империи в форме федерации. Такое  стыдливое умолчание,  по крайней  мере, контрпродуктивно. Оно приводит к тому, что наши  национальные и государственные достоинства приходится официально признавать недостатками.

После Петра I Россия всегда оставалась Империей, чтобы ни происходило, особенно в ХХ веке. Россия меняла гимны и знамёна, но оставалась при этом все той же – Российской, советской, даже демократической, но Империей.

Перед современной Российской федерацией   стоит дилема — быть Империей или не быть вообще. Если мы откажемся от имперского пути, то Россия рассыплется.

Сегодня нам нужна именно Новая Российская Империя. К сожалению, о Российской Империи не говорится ни в Конституции, ни в программе какой-либо политической партии. Хотя все как один  наши политики  дружно размахивают флагом Российской Империи и ее  национальными символами.

Понятие Империи в наше время имеет даже негативный оценочный смысл. Исторические окраины России упорно борются с наследием Империи.
Тем не менее, мы живём в реалиях  российской Империи влияния.  Надо иметь мужество назвать вещи своими именам и  надо признаться в имперской природе российской власти .

В 2020 году были внесены изменения в Конституцию Российской федерации, но, к сожалению, не было внесено главное: нужно было чётко прописать, что нынешняя Россия — наследница Российской Империи, хранительница её опыта и заветов, её бытие существует в парадигме имперской идеи и преследует цели свободного объединения народов, культур, цивилизаций.

Для этого в Конституции нужно поменять всего одно слово – Россия является наследником не Российского государства, а Российской Империи. И поменялась бы вся современная идеология России.

Имперская цель – это идеология, которая сегодня может  практически объединить как народы России, так и народы соседних стран.


Заключение 

Времена  колониальных империй и «империй  континентальных территорий», действительно, кануло в безвозвратное историческое  прошлое. Но время «империй влияния» продлится, как  видимо, до скончания веков. Трудно найти государство,  которое, так или иначе,  совершенно не тяготеющее к какому-либо блоку или союзу.

Всем и вся хочется жить в большом, сильном и защищенном государстве. Любой малый народ понимает, что он сам по себе не выживет. Имперская идея способна вдохновить и русского, и татарина, и чеченца, и якута. В Империи априори каждый чувствует себя полноправным и полноценным гражданином. Конечно, необходимы определенные государственные реорганизации.

Обеспечение спокойствия на границах, создание  т.н. «буферных зон», способность мирным путём решать свои политические проблемы в любом уголке земного шара – вот, чем сегодня следовало бы гордиться.

Историческая память есть необходимая составляющая будущего возвышения России. Феномену российского геополитического влияния не дадут умереть – об этом  свидетельствует  нарастающая государственная и общественная инициатива по достойной встрече 350- летнего юбилея со дня рождения первого Всероссийского Императора и Отца Отечества  Петра Великого.

Сергей Санников

Комментарии закрыты