СОГЛАСНОГО СУДЬБА ВЕДЕТ…

Автор:

Нет ничего печальнее человека, который не встретил в жизни свою «половинку».

Нет ничего трагичнее страны, которая пошла по чужому пути.

И тот, и другой случай обычно характеризуют словами «не нашли своей судьбы». И что тогда остаётся? Разве что напеть знакомую мелодию: «Я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я.» Увы…

А ведь Россия была в одном шаге от подобной драмы. Так уж сложилось. Распад Союза стал колоссальным квестом для бывших его республик в поисках новой доли. Они её, по сути, так и не нашли. Пока. Пожалуй, за исключением РФ.

Хотя и здесь всё было (и есть) мучительно не просто. Ведь сначала России (как и всем) предложили пусть чужой, но зато накатанный и проторенный путь.

Помню свою давнюю встречу с ельцинским министром иностранных дел Андреем Козыревым. Он без сомнений и открыто утверждал, что единственно правильный, чуть ли не божественный путь – это либерализм и нет другого его пророка, кроме непогрешимых Штатов. От России же требуется только одного – скрупулезно следовать в их фарватере и неукоснительно выполнять все требования и пожелания мирового гегемона. Да, сначала так и было…

А получилось как в одном, извините, фривольном анекдоте. Одного случайного мужичка пригласили поучаствовать в съёмках Кама-Сутры. Он послушно прокувыркался во всех (в прямом смысле) хитросплетениях. Потом возмутился. Типа, обещали деньги и удовольствия. Но деньги получают другие, удовольствия тоже, а меня только … м-м-м…имеют.

Россия первой в постперестроечной эпохе начала поиски собственной доли, своей аутентичной, как «придумали индусы», кармы. И вот тут-то и возник главный вопрос бытия: как узнать свой собственный, единственный и неповторимый путь?

Подсказала история, посоветовала культура, указала, наконец, сама жизнь. Кстати говоря, и последние военные события, за которыми скрывается глобальный конфликт с Западным миром, сильно подтолкнули нас в этом направлении. Подтолкнули тем, что избавили от многих иллюзий. А я уже отмечал, что нет ничего курьезнее, чем Европа с иллюзиями. И нет ничего серьезнее, чем Россия без иллюзий.

Короче, есть, по крайней мере, три параметра, три экзистенциальных свойства, которые в полной мере характеризуют «русскую судьбу» (в широком смысле) от персоны до державы. Итак:

Во-первых, чего уж греха таить, наша судьба всегда трудна. Так уж сложилось, что в России лёгкие достижения, приобретения, результаты никогда не ценились. Это в «американской мечте» зафиксировано стремление получить всё и сразу. У них легкость и скорость успеха вмонтированны в его значимость.

У нас не так. У нас – наоборот. Сладость успеха – пропорциональна трудности его достижения. «Без труда, не вытащишь и рыбку из пруда» – это наше. Мы знаем, что «труд» и «трудности» одного корня. «Рыбку съесть и …удобно сесть» – это их. Они мечтают, чтобы одни удовольствия плавно и без натуги перетекали в другие.

Наверное, типичный «протокол» российского пути берёт свое начало ещё в базовых парадигмах основных вероисповеданий нашей ойкумены. Только в православии и мусульманстве трудности и беды – это испытание. Испытание духа! В канонических западных религиях, будь то католицизм или протестантство – это наказание. Наказание тела!

Нет, не поймут бывшие «партнёры» нас. Даже в частностях. Их, например, доводит до изумления нежелание России вернуться в прежнюю модель сервильных отношений даже под воздействием «адских» санкций. Но это для них отсутствие, скажем, брендовой косметики на прилавках – сущий ад. А для нас? Люди, в чьих жилах течёт кровь ленинградских блокадников, – а блокада и есть абсолютные санкции – это даже не испытание, а ничтожный сюжет.

Россия протискивается, продирается сквозь трудности для своего обновления. Хотя бы для того, чтобы скинуть старую тесную кожу, без чего ни дух обновить, ни плоть укрепить. Отсюда и былые таежные ударные стройки, и нынешнее покорение Крайнего Севера, и защита от бармолеев Сирии, и освобождение от нацистов Украины.

Ясно, что далеко не всем даже внутри страны по нраву испытать всю тяжесть судьбы на своих плечах. Выросли целые поколения, для которых нега, кайф, гедонизм стали признаками «правильной жизни».

Это они в панике бежали с родины, при последнем трудном и драматическом повороте нашей истории. Это они проклинают свою страну за то, что она созидание своего будущего поставила выше их ценностей потребления. Это они отказываются от концертов в залах со знаком Z…

Не терпят эти инфанты трудных зигзагов судьбы с острыми углами. Не читали они поэта Павла Когана, погибшего на фронте Великой Отечественной: «Я с детства не любил овал. Я с детства угол рисовал…» По-детски наивно они пытаются закрыть на новый грозный мир глаза, чтобы опять очутиться в любимой атмосфере сытых шалостей, уютных шашней, глумливого смехачества, раздолбайства и расслабона… Добро пожаловать в трудный мир!

Во-вторых, судьба России предстоит сложная. Не только трудная, но и, повторюсь, исключительно сложная. К чему я это? К тому, что сейчас Россия, да и весь мир столкнулись с новым вызовом. Социум обрёл невероятную сложность. И страны фактически разделились на два лагеря – уже не по идеологическому, а по гносеологическому принципу. Одни стремятся упростить окружающий мир. До уровня своего понимания. Другие пытаются свои познавательные способности нарастить. До уровня усложненной действительности.

РФ, двигаясь в западном фарватере, десятилетиями отрабатывала первую модель. Она называлась «однополюсный потребительский мир». Эта модель упрощала бесконечную сложность бытия до крайности: один хозяин мира – Соединённые Штаты Америки, одна людская страсть – потребление.

Но нашлись лидеры и силы, которые вдруг поставили подобное миропонимание под сомнение. Упомянутая культурно-религиозная традиция помогла. Ведь в православии и мусульманстве, повторюсь, Всевышний – это отнюдь не американский президент, а потребление – не смысл жизни человека.

Отсюда, видимо, возрождение исконной российской страсти к сложным наукам, сложной литературе, сложному бытию. Западная имперская модель построена на упрощении освоенных территорий. Их просто стригли под одну гребенку с метрополией, насаждая единую религию, модели общежития и протоколы поведения. Российская же имперскость строилась на сложнейшей гармонии обычаев, традиций и верований всех народов. Кто не верит, пусть спросит у тех же чеченцев, почему они патриоты.

Короче, ущербный советский номенклатурный лозунг «будь проще и к тебе потянуться люди» украдкой вывезли на Запад. Ну и Бог с ним! Судьба его будет такая же, как судьба вывезенных олигархами денежных активов. Нам на пользу, им – во вред.

Наконец, «русская судьба» (в широком смысле) неизбежно благородна. Россия в полной мере становится собой, когда спасает других. Отсюда такая ноющая и непреодолимая боль за не спасенную Югославию или Ливию. Да, были тогда безобразно слабыми, но от этого боль не стихает. «Спаси и сохрани!» – это не только молитва, но способ нашего выживания. Мы сами живем, пока выручаем других.

Россию сегодня Запад обвиняет в агрессивности за действия на Украине. Ну, да в королевстве кривых (информационных) зеркал и не такое бывает. Помните, знаменитое оруэловское «правда — это ложь…» ? А Россия просто вновь возвращается к себе. Не только детей Донбасса она спасает — себя обретает!

Поэтому я никогда, например, не поверю в патологическую жестокость российских воинов. Для них убивать «мирных» или пытать пленных – это прежде всего издевательство над собственной натурой. Не станут они фатально гневить свою долю. И вообще, можно погибать с достоинством, но нельзя пытать с достоинством. Почти по сакральной формуле: «Трудность, сложность и достоинство – вот оно святое наше воинство!»

Есть, кажется у мудрейшего Гегеля, замечательная максима: «Согласного судьба ведет, сопротивляющегося – тащит.» Поэтому, если узнал, опознал, просчитал по главным параметрам свою судьбу, не сопротивляйся. Лучше идти с ней непринужденно под ручку, чем тащиться физиономией по ухабам и колдобинам. Ведь от судьбы всё равно не уйдешь!

Фото из свободных источников

Комментарии закрыты