Полковника никто не слышал…

Автор:

Мне невероятно повезло. Довелось встречаться с Муаммаром Каддафи, возможно, величайшим правителем эпохи. Мы точно знаем когда полковник трагически погиб. Но лишь приблизительно знаем, когда он родился. Предположительно ровно восемьдесят лет назад. Сам Каддафи не придавал датам особого значения. Он слишком был погружен в невероятные планы будущего, чтобы помнить мелочи прошлого, типа даты своего рождения.

Мы встречались в его бедуинском шатре. Он говорил, что в этой обители кочевников и дышится легче и думается острее. Вообще для него традиции, корни, привычки имели огромное значение. Я тогда начал разговор с искреннего комплимента. Сказал, что он достоин Нобелевской премии только за название своей небольшой книжки «Самоубийство космонавта». Мол, какие должны быть потрясения в душе героя рассказа, чтобы он, имея абсолютное психическое здоровье, обязательное для всех покорителей космоса, решился на крайний шаг.

Полковник лишь усмехнулся и сказал, что предчувствует наступление таких времен, когда самый здоровый человек может сломаться под напором неожиданных событий и запредельных вызовов. Провидцем был лидер Джамахирии. Наверное, такие времена наступили. Хотя это и не повод для душевного смятения и, тем более, паники.

Просто надо помнить, что любые беды, что в православии, что в исламе трактуются как испытания, а не наказания. И пройти их надо достойно и гордо, помня старую истину – всё, что нас не убивает, делает сильнее.

Но полковника убили. Точнее растерзали. Растерзала толпа людей, которым он дал самый высокий в мире уровень «социалки» – от бесплатного образования и медицины всех уровней, до невиданных пособий молодежи и пожилым. Так бывает. Люди часто уничтожают пророков, мудрецов и благодетелей. Не все умеют прощать помощь и заботу.

Полковник никогда не боялся смерти как подлинный воин и бедуин. Он много раз попадал в ситуации, когда уцелеть шансов почти не было. Последние его слова, адресованные убийцам были: «Вы не понимаете, что делаете». Да, толпа не понимала. Но понимали те, кто её распалил и натравил. Те, кто боялся выхода Ливии из долларовой зоны; те, кто хотел присвоить золотой запас богатой страны в заокеанских банках; те, кто не мог простить симпатии Каддафи к России или Китаю. Помните, как заливисто хохотала американская госсекретарь и кричала «Вау!», глядя на жуткие кадры убийства?

Да, полковника тогда никто не слышал. Особенно истеблишмент Запада, которому он пытался объяснить, что его режим – последний барьер на пути миллионов африканских беженцев в Европу. Он просил их не помогать «бармалеям» из ИГИЛ (запрещена в РФ), не провоцировать «оранжевые революции», не разорять санкциями страны только за то, что они посмели иметь собственную позицию… Бесполезно. Не слышали, не понимали, не дали жить лидеру и его сторонникам.

Но полковник вернётся. Через сына, через дочь. Через народную память и легенды. Он уже возвращается – мы это увидим на ближайших выборах в Ливии. И он ценой своей жизни дал важнейший урок всему миру – мало делать добро, надо ещё уметь бороться со злом. К счастью, наш «полковник» это знает. С восьмидесятилетием вас «братский вождь». Вы же любили, когда к вам так обращались.

Комментарии закрыты