22 июня 1941 года – день, когда пришла война!

22 июня 1941 года — одна из самых трагических дат в истории России — начало Великой Отечественной войны, которая является составной и неотъемлемой частью Второй мировой войны. В этот день в 4 часа утра Советский Союз подвергся внезапному и ничем не спровоцированному массированному нападению заранее развернутых и сосредоточенных у советской границы германских войск.

 

У микрофона нарком иностранных дел Молотов В.М

 

Для Правительства СССР агрессивные действия фашистской Германии были вполне прогнозируемые, но эффект авантюризма Гитлера был шокирующим.

В 12.00 к гражданам Советского Союза обратился заместитель Председателя Правительства, нарком иностранных дел Молотов Вячеслав Михайлович.

 

Нарком иностранных дел Молотов В.М.

 

«Сегодня в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причём убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолётов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории…

Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан приказ нашим войскам - отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины…

 Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

В тот же день под сводами московского Елоховского собора местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий (Страгородский) обратился к затаившим дыхание прихожанам: «… Не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божьей помощью он и на сей раз развеет в прах фашистскую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном долге перед Родиной и Верой и выходили победителями…»

 

Патриарший местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский).

 

Говорил старый, изможденный недугами человек, но его слабый голос наполнялся какой-то иной, внутренней силой. Его слова зазвучали в других храмах России, понеслись в разные страны. На весь мир… 

В этот день, 22 июня, только Церковь предвидела и открыто сказала, что впереди лежит именно подвиг и что ему суждено стать всенародным. И Русская Православная Церковь, следуя традициям Сергия Радонежского, благословляла этот Подвиг.

За свою историю Россия не раз подвергалась вторжениям, но никогда еще начало войны на её территории не было столь тяжким и драматическим. Понесенные страной людские потери и материальный ущерб от немецко-фашистской агрессии ни с чем не сравнимы. История еще не знала таких разрушений, варварства и бесчеловечности, каким отмечен путь гитлеровцев по советской земле.

 

Помним  и скорбим

До 1992 года день начала Великой Отечественной войны не был официальной памятной датой. Постановлением Президиума Верховного Совета РФ от 13 июля 1992 года этот день был объявлен Днем памяти защитников Отечества.

Указом президента России от 8 июня 1996 года его название было изменено на День памяти и скорби.

 

 

24 октября 2007 года президент РФ Владимир Путин подписал изменения в закон "О днях воинской славы и памятных датах России", которыми в перечень памятных дат была включена новая – 22 июня – День памяти и скорби – день начала Великой Отечественной войны (1941 год).

22 июня, в память о начале Великой Отечественной войны, на территории России приспускаются государственные флаги. В учреждениях культуры, на телевидении и радио в течение всего дня отменяются развлекательные мероприятия и передачи.

Руководители страны возлагают траурные венки к Могиле Неизвестного солдата в Москве.

В этот день народы России скорбят по всем соотечественникам, которые ценой жизни защитили свое Отечество или стали жертвами войн, прежде всего Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Жители России вспоминают начало Великой Отечественной войны минутой молчания и звоном колоколов, по всей стране проходят различные патриотические акции. Во многих городах первые памятные мероприятия проходят в час, когда началась война.

 

Национальная  трагедия

Трагедия 22 июня 1941 года складывалась из сложного переплетения стратегических замыслов, исторических условий, экономических интересов, корыстных расчетов, национальных амбиций, человеческих страстей, мужества и трусости, самоотверженности и себялюбия, героизма и предательства.

Первоначальный успех противник все равно бы получил, ибо, имея уже двухлетний опыт ведения боевых действий и сконцентрировав все виды вооружения на определенных участках советско-германского фронта, он, по логике вещей, должен был такой успех в начальный период получить, однако это не было бы той катастрофой, которая имела место в действительности.

Даже уже немногие считанные часы, которые оставались до вероломного нападения гитлеровских войск на нашу Родину, и те были затрачены на составление указаний приграничным округам, чем была окончательно потеряна последняя возможность приведения войск в состояние боевой готовности для отражения удара противника.

Своевременное приведение войск в боевую готовность и своевременные мероприятия по организации управления войсками дали бы возможность руководству:

- во-первых, иметь полную информацию о том, что происходит, как развиваются события при начавшихся боевых действиях, и принимать соответствующие меры, - во-вторых, зная положение дел, руководство могло надлежащим образом управлять действиями войск, принимать соответствующие меры и организовать отвод наших войск на новые рубежи.

Однако все это было упущено, и катастрофа разразилась именно потому, что с наступлением противника было потеряно управление войсками, была потеряна с ними связь.

Войска оказались предоставленными самим себе, совершенно не зная о том, что вокруг них делается, а руководство страны значительный отрезок времени тоже не знало, где находятся войска и что с ними. Так началась для нас война.

Причем нацистское руководство Третьего рейха во главе с фюрером Адольфом Гитлером, опьяненное успехом «блицкрига» над странами Европы, напрочь не желало воспринимать мудрые указания «железного канцлера» Бисмарка - не в коем случае не воевать с Россией.

А уж на пророчества Карла Клаузевица: «Россия не такая страна, которую можно действительно завоевать, т. е. оккупировать; по крайней мере, этого нельзя сделать… силами современных европейских государств… Такая страна может быть побеждена лишь внутренней слабостью и действием внутренних раздоров»,- им было вовсе наплевать.

Немецких и иных нацистов вдохновлял «гениальный шедевр» фюрера «План Барбаросса»

 

Вариант Барбаросса

Вступил в действие план «Барбаросса» – план молниеносной войны против СССР, которая, по замыслам военно-политического руководства Германии, должна была привести к крушению Советского Союза в течение 8–10 недель.

 

 

Еще в марте 1941 года Гитлер так определил военные и политические цели войны против СССР: «Наша задача в России – разбить вооруженные силы, уничтожить государство… Речь идет о борьбе на уничтожение». При этом имелось в виду «уничтожить жизненную силу России. Не должно оставаться никаких политических образований, способных к возрождению».

В соответствии с этим в военных директивах говорилось, что война против России должна вестись с «неслыханной  жестокостью». 

С открытым цинизмом инструкция «Военная подготовка в войсках» декларирует и требует: «Помни о величии и победе Германии. Для твоей личной славы ты должен убить ровно 100 русских. У тебя нет ни сердца, ни нервов – на войне они не нужны. Уничтожив в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского; не останавливайся, старик ли перед тобой, женщина, девушка или мальчик. Убивай! Этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки».

Настоящая памятка немецкому солдату призывала убивать не комиссаров, евреев и цыган, а всех русских. Эта инструкция не для каких-нибудь эсесовских головорезов и не для карателей. Для обычных солдат, которых  с юношеским пылом защищал небезызвестный мальчик Коля из Сургута.

 

Немецкие солдаты фотографируются на фоне двоих повешенных советских партизан.

 

Гитлер выдал немецким военнослужащим своеобразную индульгенцию «За действия против вражеских гражданских лиц, совершенные военнослужащими вермахта и вольнонаемными, – говорилось в указе Гитлера как верховного главнокомандующего вермахта от 13 мая 1941 года о военном судопроизводстве на войне с Советским Союзом, – не будет обязательного преследования, даже если деяние является военным преступлением или проступком».

«Нам не нужна ни царская, ни советская, никакая Россия».

Уточняя долгосрочные планы, Гитлер говорил: «Должно быть совершенно ясно, что из этих областей (захваченных земель) мы никогда уже не уйдем». По утверждению фюрера, они представляют «огромный пирог», который следовало «освоить».

 Для оккупированной страны устанавливались три критерия:

- во-первых, овладеть

-  во-вторых, управлять

-  в-третьих, эксплуатировать.

Ради этого «мы будем применять все необходимые меры: расстрелы, выселения и т.п.»[

Гитлер выразился односложно: «Нам не нужна ни царская, ни советская, никакая Россия».

В генеральном плане «Ост», составленном доктором Ветцелем, начальником колонизации Первого главного политического управления министерства Розенберга, датированном апрелем 1942 года, говорится: «Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ… с биологической, в особенности - с расово-биологической точки зрения».

 

Расстрелянные немцами мирные жители Житомира. 1941 г.

 

Жалеть недочеловеков, считал Гитлер, нет никакого смысла.  Тех, кто останется в живых, ждала незавидная учесть. В одной из своих застольных бесед Гитлер говорил: «Покоренные нами народы, в первую очередь, должны обслуживать наши экономические интересы. Славяне созданы для того, чтобы работать на немцев, и не для чего больше». 

На территории СССР намечалось создать четыре рейхскомиссариата – германские провинции. Москву, Ленинград, Киев и ряд других городов предусматривалось стереть с лица земли.

В «Военной папке», представляющей собой один из наиболее подробных документов, в котором была изложена программа эксплуатации территории СССР,    была сформулирована цель превращения Советского Союза в своеобразную колонию Германии. При этом постоянно подчеркивалась установка на голодную смерть большей части населения.  

Разгром Советского Союза рассматривался как решающая предпосылка установления полного господства над Европейским континентом и одновременно как исходная база для завоевания мирового господства.

Всё вышеизложенное достаточно убедительно раскрывает главные цели военно-политического руководства Германии в войне с Советским Союзом. Они свидетельствуют о беспочвенности утверждений о войне Гитлера и Сталина, национал-социализма и европейского большевизма, вдалбливаемых в головы немцев Геббельсом и его подручными, и нашедших, к сожалению, сегодня единомышленников в России.

Победа в войне фашистской Германии привела бы не к уничтожению  большевистского тоталитаризма, как утверждают некоторые неолиберальные историки, а к расчленению страны, уничтожению десятков миллионов людей и превращению оставшихся в живых в слуг немецких колонистов.

 

Версия «превентивной» войны против Советского Союза

Развязав войну на уничтожение против СССР, гитлеровцы в качестве «фигового листочка» выдвинули версию о якобы готовящемся в 1941 году вторжении Красной Армии в Европу, об угрозе Германии, которая с целью защиты своей страны и других западноевропейских стран вынуждена начать упреждающую «превентивную» войну против Советского Союза.

Тезис о превентивности нападения всякий раз входил в официальные объяснения своих акций гитлеровским рейхом. Однако план вторжения в Австрию был разработан за 4 месяца до «аншлюса», в Чехословакию – за 11 месяцев до ее оккупации, в Польшу – за 5 месяцев до начала боевых действий, в Советский Союз – почти за год до нападения.

Объяснение войны, как превентивной меры, было впервые дано Гитлером перед генералами вермахта в день наступления на нашу страну. Он сказал, что «теперь наступил момент, когда выжидаемая политика является не только грехом, но и преступлением, нарушающим интересы германского народа. А, следовательно, и всей Европы. Сейчас приблизительно 150 русских дивизий находятся на нашей границе. В течение ряда недель происходили непрерывные нарушения этой границы, причем не только на нашей территории, но и на Крайнем Севере Европы, и в Румынии…»

Об этом же говорилось в обращении Гитлера «К солдатам Восточного фронта», зачитанном в ночь на 22 июня 1941 года личному составу вермахта. В нем военные действия против Советского Союза мотивировались якобы «русскими наступательными намерениями».

Официально эта версия была пущена в ход 22 июня 1941 года в заявлении германского посла Ф. Шуленбурга, переданном Советскому правительству, и в меморандуме, врученном И. Риббентропом в этот же день советскому послу в Берлине В. Деканозову – уже после вторжения немецких войск на советскую территорию.

В меморандуме немецкого правительства, врученном Деканозову, говорилось: «Враждебное поведение по отношению к Германии советского правительства и серьезная опасность, проявившаяся в движении русских войск на немецкую восточную границу, вынуждает рейх к ответным действиям».

Обвинение Советского Союза в агрессивности, в намерении «взорвать изнутри Германию» содержались в обращении Гитлера к немецкому народу, зачитанном утром 22 июня Геббельсом по радио.

Версия о «превентивном» ударе пытается снять с германского фашизма ответственность за развязывание войны и ведет к утверждению виновности СССР за начало Великой Отечественной Войны, ибо, как вытекает из ее суждений, вермахт предпринял действия будто бы лишь в военном смысле наступательные, а в политическом – вполне оправданные.

Утверждение «война Германии против СССР – это лишь предотвращение готовящего удара Красной Армии» было подхвачено пропагандистским ведомством Й. Геббельса и в течение длительного времени использовалось для обмана немецкого народа и народов других стран; мысль о «превентивной» войне усиленно внедрялась в умы людей.

Под влиянием этой и довоенной пропаганды многие немцы как на фронте, так и в тылу считали войну справедливой, указывалось в донесении службы безопасности 7 июля 1941 года, «абсолютно необходимым оборонительным мероприятием».  

В более широком плане, как считают многие отечественные и зарубежные историки, этот вопрос затрагивает и проблему ответственности нацистской Германии за Вторую мировую войну.

В заявлении Советского правительства в связи с нападением Германии на СССР эти «обоснования» фашистской агрессии были квалифицированы как политика: «задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта».

Версия о «превентивной» войне была отвергнута на Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками в 1945–1946 годах.

Так, бывший руководитель германской прессы и радиовещания Г. Фриче в своих показаниях заявил, что он организовал широкую кампанию антисоветской пропаганды, пытаясь убедить общественность в том, что «мы лишь предвосхитили нападение Советского Союза… Следующая задача германской пропаганды заключалась в том, чтобы всё время подчеркивать, что не Германия, а Советский Союз ответственен за эту войну, хотя никаких оснований к тому, чтобы обвинить СССР в подготовке нападения на Германию, не было».

Да и битые немецкие генералы в своих показаниях на процессе, не отрицали этого.

Генерал Маркс, стоявший у истоков разработки плана «Барбаросса», показал, не пряча своего глубокого сожаления: «Русские не окажут нам услуги своим нападением на нас».

И он, и его коллега по разработке планов нападения на СССР фон Лоссберг, не сговариваясь, считали, что Красная Армия не только не собирается наступать на Германию, но и не в состоянии этого сделать.

Генерал-фельдмаршал фон Рундштедт заявил, что он и другие генералы на инструктаже у Гитлера были удивлены, услышав, что «русские вооружаются весьма сильно и сейчас развертывают войска с целью напасть на нас».

«22 июня 1941 года, – отмечается в приговоре Нюрнбергского трибунала, – без объявления войны Германия вторглась на советскую территорию в соответствии с заранее подготовленными планами.

Доказательства, предъявленные трибуналу, подтверждают, что Германия имела тщательно разработанные планы сокрушить СССР как политическую и военную силу для того, чтобы расчистить путь для экспансии на Восток в соответствии с ее стремлениями…

Планы экономической эксплуатации СССР, массового угона населения, убийство комиссаров и политических руководителей являются частью тщательно разработанного плана, выполнение которого началось 22 июня без какого-либо предупреждения и без законного оправдания.

Это была явная агрессия»

 

О попытках ревизии решений Нюрнбергского трибунала

Казалось бы, вердикт столь уважаемой международной организации, как Нюрнбергский трибунал, окончательный и обжалованию не подлежит. Но не для битых фашистов и антикоммунистов.

 К сожалению, распад СССР высвободил и породил силы, которые заинтересованы в пересмотре истоков и хода Великой Отечественной войны.

Накануне празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне попытки искажения характера войны, стремление возложить ответственность на СССР чуть ли не за ее начало «становятся всё более жестокими, злыми, агрессивными».

Суетятся, пытаясь добиться пересмотра решения Нюрнбергского процесса, депутаты Европарламета и Верховной Рады «незалежной» Украины.

Либеральные историки, поднаторевшие в «антисоветизме и антисталинизме», успешно «впаривают в мозги» общественности грязные и мерзкие доводы о природной агрессивности русского народа и «каторжнике и убийце» Сталине.

Из школьных учебников убирается, ставшее нежелательным, важнейшее положение Великой Отечественной войны: «самое главное – что вели бой русские люди не ради славы, а ради жизни на земле»

Сегодня, спустя 75 лет после нашей победы над Германией, исключительно актуально всесторонне раскрывать планы и цели нацистской Германии в отношении СССР и его народа, а также далеко идущие расчеты германского фашизма.

Вымыслам о войне необходимо противопоставить правду истории, а не бредни либеральных историков, требующих ревизии приговора Нюрнбергского трибунала.

Российский народ никогда не верил и не поверит, что самая Великая Победа была достигнута «вопреки Сталину».

Всё это подлая болтовня, преследующая лишь одну цель – лишить российский народ великих исторических идеалов, исказить значение Победы, из освободителей сделать оккупантов, а из нацистов – борцов за свободу.

Президент Российской Федерации В.В. Путин в своих речах неоднократно подчеркивает, что «…все мы несем общую ответственность за то, чтобы люди знали правду о нашей истории, о войне, чтили подлинных героев и никогда их не забывали».

Борис Скупов