banner

«Кладбище Империй» — Афганистан

Written by

НИКОГДА ТАКОГО НЕ БЫЛО… И ВОТ ОПЯТЬ… 

Этот афоризм невольно приходит на ум, когда узнаёшь о том, что творится сейчас в Афганистане, читаешь, слушаешь, смотришь, как эксперты разного уровня квалификации пытаются анализировать ситуацию, предполагают различные сценарии её развития и рассуждают о том, что должна в этих случаях предпринять России.

Я не эксперт, но поскольку в силу своей журналистской профессии с афганской темой имел счастье (или несчастье) соприкасаться (и, временами, весьма плотно), то возьму на себя смелость напомнить читателю несколько общеизвестных истин.

Первое. За всю многовековую историю Афганистана эту страну никому не удавалось покорить силой. Недаром его называют «кладбищем империй». И это при том, что Афганистан никогда не располагал сколько-нибудь серьёзной армией. Так что любому, кто вознамерится прийти на эту территорию с мечом, предстоит иметь дело не с войсками, правильно выстроенными для битвы, а с вооружённым народом. А его, как известно, победить нельзя. Уничтожить – можно, а победить – никогда.

Второе. Оно вытекает из первого. Ещё чопорные британцы, в своё время обжёгшиеся об «афганский пирог», сделали вывод: «Афганистан нельзя завоевать, его можно только купить. Или перекупить». Осталось определиться, что понимать под словом «купить»? Можно обогатить тех людей, кто обладает влиянием в этой стране, а уж они, эти влиятельные люди, найдут способ донести волю и пожелания «купца» до своих земляков.  А можно возрождать экономику страны, строить дороги, мосты, плотины, ирригационные системы и т.п. В первом случае нужны только деньги, во втором – деньги и время. По первому пути в своё время пошли те, кто создавал движение «Талибан». По второму пытался идти Советский Союз, вкладывавший в экономику ДРА миллионы рублей. Но времени ему не дали.

Третье. То, что сейчас происходит на территории Афганистана, в общих чертах очень напоминает то, что происходило на территории Чечни в 1996 году: активность вооружённых отрядов боевиков, вывод правительственных войск, бегство всех, кто сотрудничал с властью и имел вполне обоснованное опасение опасаться за свою жизнь.

Что было дальше, все хорошо помнят. В итоге мир получил территорию, на которой не действовали никакие законы, принятые в цивилизованном обществе – европейском, постсоветском, исламском. Туда стали слетаться террористы и бандиты всех мастей, постепенно осваивая и распространяя своё влияние на сопредельные земли. В случае с Чечнёй образца 1996-1999  годов это был Дагестан, его Кадарская зона, где были созданы ваххабитские анклавы, а сёла Карамахи и Чабанмахи превращены в укрепрайоны.

А теперь, вспомнив прошлое, несколько слов о возможном (подчеркну) будущем.

В случае с Афганистаном местом базирования, избранным для облюбовавших его международных террористических организаций (тех же игиловцев, недобитых в Сирии) вполне могут стать северные афганские провинции (или какая-то их часть), граничащие с бывшими советскими среднеазиатскими республиками, где в последнее время отмечается всплеск антирусских настроений и активизация местных националистов.

Когда к лету 1999 года сброд, собравшийся в Чечне, почувствовал себя достаточно сильным, им было предпринято открытое вторжение на территорию России с целью её отторжения. Поэтому можно с большой долей вероятности предположить, что когда боевики международных террористических организаций окрепнут с созданных ими (или для них) тренировочных лагерях и базах на афганской земле, наберутся сил, пополнят арсеналы, то их взоры устремятся, скорее всего, на постсоветскую Среднюю Азию. Где до этого будет методично и настойчиво создаваться бандподполье, укрепляться связи с националистическими группировками, всячески расшатываться политическая ситуация.

Иными словами, тот террористический спрут, который собирается обосноваться в Афганистане, рано или поздно протянет свои щупальца в сторону России. Как он уже это делал, обосновавшись в конце 1990-х на нашем Северном Кавказе.

Но тогда у нашей страны была возможность не просто обрубать эти щупальца, но и нанести удар по самому спруту, его временному логову. Хотя активная стадия контртеррористических операций – с участием не только спецслужб, но и с привлечением регулярных частей Российской армии –  длилась вплоть до 2005 года, то есть шесть лет.

Будет ли у нашей страны такая возможность в случае неблагоприятного для неё развития нынешней афганской драмы? Прямо и конкретно отвечать на этот вопрос, на мой взгляд, пока рано.

Но задаваться им уже стоит.  

Игорь СОФРОНОВ, полковник запаса,

член Союза журналистов России, эксперт журнала

На фото флаг Талибана поднят вчера над президентским дворцом в Афганистане

Article Categories:
Мнения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *