banner

Владимир Путин: Взгляд со стороны

Written by

Александр Глебович Рар – политолог, журналист-международник, один из наиболее знаменитых западных экспертов по вопросам, связанным с Россией. Имеет русские корни и гражданство Германии. Его мнением интересуются президенты разных стран, так как оно объективно отражает ситуацию. Является почетным профессором нескольких российских вузов (например, МГИМО) и членом Валдайского клуба. В рамках этой дискуссионной площадки он лично встречался с главой государства Владимиром Путиным. За вклад в развитие российско-немецких отношений Рар был удостоен высшей награды ФРГ и награжден российским Орденом Дружбы за заслуги в укреплении дружбы и сотрудничества между народами, плодотворную деятельность по сближению и взаимообогащению культур наций и народностей. Им опубликованы биографии Горбачева и Путина, а также такие книги, как «Россия жмет на газ», «Путин после Путина» и «Россия – Запад. Кто кого?».

Александр Рар отвечает на вопросы главного редактора журнала «Персона Страны» Елизаветы Абрамовой:

– Александр, Ваша книга «Владимир Путин. «Немец» в Кремле» была написана в 2000-м году. Почему такое парадоксальное название? Не считаете ли Вы, что странно слышать «немец» про человека, который является истинным русским патриотом и рожден русскими родителями? В чем для Вас проявляется его «немецкость»?

– Во-первых, спасибо журналу «Персона Страны», что даете мне возможность более расширенно ответить на очень важные вопросы. Вопросы, которые нас волновали и все еще волнуют в ХXI веке. Это, конечно, роль России и ее лидера. Отвечая конкретно на Ваш первый вопрос, отмечу, что В.В. Путин сделал необыкновенную карьеру, он ее сделал, фактически ориентируясь на Германию. Он учился на разведчика, как мы знаем. В таких заведениях историю Германии изучают досконально. Он готовился жить в Германии. «Холодная война» во время перестройки была закончена, В.В. Путин был человеком нового поколения, который рассматривал будущие отношения Германии и Советского Союза совсем в другом ключе, с большой надеждой и большим оптимизмом. Когда он работал в Восточной Германии, был там как свой, очень любил пить немецкое пиво. Его дети знают немецкий язык, бывшая жена тоже знает немецкий язык. Путин воспринял немецкую культуру, немецкий быт, немецкую романтику. В России еще не было такого лидера, который бы был так ориентирован на Германию, не на немецкую политику. Поэтому я назвал его таким образом. «Немец» в Кремле» – это ни в коем случае не в обиду, наоборот. Я хотел через эту книгу сделать так, чтобы Германия подружилась с этим лидером. Чтобы Германия понимала, что Россия тоже часть Европы, что она современная страна. Проблема заключалась в том, что Германия начала развиваться не по тому пути, Европа стала совсем другой, стала трансатлантической, а не с европейским духом. Книга была читаема в Германии. В России она также была бестселлером.

Владимир Путин принимает власть

– В своей книге в 2000 году Вы писали: «Высший государственный пост в России занял сильный и дееспособный человек. Страна выбрала третий путь, отличный и от авторитарного режима, и от демократии». В то время, когда все задавались вопросом, кто такой Путин, Вы не только определили его основные качества как лидера, но и впервые заговорили о третьем пути, который благодаря ему выбрала Россия. Насколько этот третий путь, по Вашему мнению, выбранный Путиным В.В., оправдал себя спустя 20 лет?

– «Третий путь» – это такой термин, когда из двух очевидных путей выбран такой компромиссный, по которому страна начинает развиваться. Вспомним, что было в России в 2000 году, когда к власти пришел В.В. Путин. Россия находилась на перепутье. Она, с одной стороны, уже отказалась от своего социалистического прошлого, от коммунистической тоталитарной системы, которая существовала в России на протяжении 80 лет. Это был первый путь, по которому Россия шла. Где-то с большим успехом, где-то спотыкаясь. Этот путь в 90-м году прекратился.

Россия встала на второй путь. Это ориентация на западный мир, на западную идеологию, демократию, правовые системы. Это отказ от Империи. С другой стороны, Россия, можно сказать, прекратила «холодную войну». Второй путь был пройден в 90-е годы. Россия оказалась в тупике. Европа начала себя консолидировать без России. Россия не захотела и не смогла стать частью Запада. Многие на Западе стали списывать Россию со счетов, и от России требовалась капитуляция после 80 лет коммунизма. России предлагалась только роль младшего партнера. Экономика была в ужасном состоянии, один крах за другим, все эти демократические институты и новые схемы привели Россию к развалу, и понадобился третий путь. Он был очень сложный, но Путин по нему пошел.

Он отказался во многом от ориентации на построение только демократии, чтобы сохранить страну. Для него это была сверхзадача – сохранить страну, не допустить дальнейшего развала, в том числе развала социальной сферы страны. А демократические институты могли подождать. Путин также не пошел по жесткой китайской модели, которая, конечно, вернула бы Россию к жесткому правлению. Тогда Россия начала искать свои вековые традиции, но не игнорируя позитивные аспекты развития, которые она испытала при СССР. Произошел симбиоз между разными ценностями и разными целями в государственном построении ХХ века. Это все можно назвать третьим путем. Это попытка выстроить национальное государство на старых и на новых опытах, которые для людей были близки. Оправдалась ли такая политика сейчас, в ХXI веке? Трансформация еще не закончилась. Она очень сложная, и Россия будет идти по этому пути. И при Путине, и после Путина. Важно, что скажет новое поколение русской элиты, которая сейчас приходит во власть. Это люди, которые воспитаны при путинской системе, при его мировоззрении. Они европейцы. Они хотят демократию, но также стоят за укрепление своих традиций и своего государства. Им нужно будет продлить трансформационную фазу и укрепить этот третий путь, чтоб он стал потом не просто третьим путем, а настоящим развитием России в ХXI веке.

Обложка кникги. Автор: А. Рар

– Как Вы думаете, сколько времени еще потребуется для развития экономики России до достойного уровня?

– На этот вопрос очень трудно ответить, потому что Россия – это очень большая страна. Со своей очень сложной, красивой и некрасивой историей, со своими традициями, катастрофами и громадными успехами. Мне кажется, самое главное для любого руководителя, даже не для Путина, а для того, кто его заменит, чтобы он следовал по эволюционному, а не революционному пути. Потому что революция России после того, что она пережила в ХХ веке, точно не нужна. Главное – идти по эволюционному пути. Эволюционный путь тоже непростой, потому что нужно убеждать людей. Россия – очень большое и сложное государство, многонациональное, с разными течениями и взглядами. Всегда была прослойка людей, примерно 10-15 процентов, которые хотели, во что бы то не стало, стать частью Европы. Есть очень большое количество людей, которые всегда считали, что Россия – евразийское государство, корни которого и в Азии, и в Европе, и должна отстаивать свою идентичность в большой общей Европе. Россия – большая страна, и поэтому ее боятся на Западе. Она в состоянии строить Европу с другими государствами.

Конференция по проблемам безопасности в Мюнхене. 10 февраля 2007 г. 

– Однако не все в стране понимают это. Как Вы прокомментируете те протесты, которые периодически возникают?

– Я думаю так, что борьба внутри страны абсолютно оправдана, но в рамках Конституции. В рамках тех законов, которые есть в правовом поле. Для этого власти должны расширить круг общения, чтобы оппозиционные партии существовали как оппозиционные силы, не мешать им выигрывать на местном уровне. Есть прослойка, 10-15 процентов населения, которые этому симпатизируют. Поэтому я приветствую борьбу идей, но борьба должна быть направлена на улучшение жизни у себя в стране. Полагаться на Запад – это большая проблема. Всегда были люди, которые по воле судьбы оказывались на Западе. В советское время было много инакомыслящих или диссидентов, которые уезжали и работали за рубежом, боролись с Советской властью. Для кого-то это счастье, но, по моему наблюдению как историка, те люди, которые отходили от народа, все меньше его понимали и проигрывали, потому что в России не принимали лидерство людей, которые были связаны с иностранными государствами. В России это так.

– Еще цитата из Вашей книги: «Почти ни у кого не было сомнений в том, что с приходом к власти Путина произойдет смена поколений правящей элиты и изменится политический климат. По мнению некоторых аналитиков, специализировавшихся на закулисных играх в Кремле, общественно-политическая атмосфера станет напряженной, а система государственного управления – более жесткой». Насколько Ваши прогнозы оправдались?

– Ну, мы об этом уже говорили, действительно, Путин выбрал такой путь: сохранить демократические институты, создать демократическую Конституцию, но все-таки сохранить особенности российской политической мысли. Идентификация России – это сильное президентство. Это важно для населения – иметь такой ориентир, построение своей демократии. Россия на протяжении многих лет выигрывала благодаря тому, что у нее был сильный политик, Царь, который знал, куда вести. Такой Россией невозможно управлять без сильного силового блока: это и армия, и разведка. Здесь Путин выстроил вертикаль власти, которая обеспечивает стабильность в стране. Я бы пожелал, чтобы сильный рывок лег бы на плечи не только одного человека, на Путина, например, который в правильный момент появился, но и на плечи многих людей, которые нащупали и поняли бы, куда идти этой гигантской стране и развиваться.

– Вы сказали о силовом блоке. На сегодняшний день в нашей стране появляются новые законы, правила. И когда тот или иной закон выходит, по инициативе Владимира Владимировича, с новым указом, очень много возмущений с мотивацией, что эти законы государство делает «под себя». Ваше мнение по этому поводу?

– Поймите меня правильно, я не говорю, что Россией можно управлять только авторитарной системой и диктатурой. Россия – это же не только Москва, Санкт-Петербург и несколько городов. Придите на Кавказ или в удаленные провинции России и увидите, как трудно этой страной управлять. Поэтому нужно старые традиции, к которым люди уже привыкли, учитывать при развитии России. Что омерзительно – это коррупция, не только в России, но во всех славянских странах. И это самая главная проблема. Бороться с коррупцией нужно. Многих ругают за принятие жестких законов. Я тоже с некоторыми законами не могу согласиться. Мне кажется, что в России больше возможностей нужно давать на местах. Но не для того, чтобы там появлялись царьки, которые делали бы что хотели, как было в 90-е, а те, кто отвечал бы за общие идеи. И тогда можно развивать гражданское общество снизу. Этим процессом тоже нужно заниматься.

– В своей книге Вы показываете, что Запад принял преемника Ельцина настороженно, но все-таки принял его, надеясь, что он ничего не будет менять. А теперь, 20 лет спустя, Западу все более не нравится самостоятельность В.В. Путина как во внутренней, так и во внешней политике. Поэтому Россию постоянно наказывают бесконечными санкциями. На Ваш взгляд, к чему такая политика против России может привести?

 – На него сложно дать однозначный ответ. Я думаю, что, когда Путин пришел к власти, он пошел в сторону Запада с открытыми руками и хотел вместе с европейцами строить новый мир. Но на него смотрят как на главного врага западной либеральной системы. Почему? Потому что Запад настаивает, чтобы мир был монополярным, а Путин выступает как главный Архитектор многополярного мира. Китайцы тоже выступают за многополярный мир, но делают это тихо. Путин делает это громко. Все молнии в его сторону. Путин отказался от либеральной модели демократии. На постмодернистском Западе его возненавидели. На Западе считают, что нужно иметь неограниченную свободу, в том числе свободу сексуальных меньшинств. Поэтому для Запада такой мощный лидер стал «красной тряпкой», он сказал: «Стройте Европу, как хотите, но у нас будет другая Европа в этом отношении». Тем самым Путин смог создать модель антилиберальной Европы. Поэтому не стоить удивляться, что его видят врагом, не только соперником. На Западе все мечтают об унификации цивилизованного мира, чтобы все жили по одним и тем же законам. Россия понимает, что, живя по тем законам, которые создал Вашингтон, она всегда будет в роли младшего брата. Россия всегда будет догонять, будет учеником и не сможет внести свою лепту. Но за это ее тоже, конечно, наказывают. Ее обвиняют, что она нарушает правила, а не Запад. Хотя первым правила начал нарушать Запад в юго-славянских войнах, а не Россия в Крыму. Запад не хочет понимать, что происходит в России. Путин 20 лет тому назад знал, на что он идет. Что Америка – самая мощная страна в мире, и противостоять ей – значит подвергнуться опасности быть изолированным, получать удары от Америки. И Путину это было ясно. Путин пошел на это, чтобы отстоять Россию и превратиться в другую Россию. Миром во многом управляет американский образ жизни. Америка придумала, как миру жить комфортно после Второй мировой войны, и, конечно, она привлекает очень многих. Экономика и финансы находятся под Америкой, и трудно этому противостоять. Но, несмотря на это, России нужно стараться развиваться по своему пути. Путин будет пытаться построить союз с Китаем. Он принял решение ориентироваться не на Европу, а на Азию. Это историческое решение было принято им. Но мир вокруг ориентирован на западные ценности, Путин не должен это игнорировать и должен найти третий путь. Правильно ли он действует в этой обстановке? Я считаю, что правильно. Для России важно быть Россией. Я попытался дать ответ в своей книге «2054: Код Путина». Это важный вопрос, и я об этом серьезно думаю.

Выступление президента Российской Федерации В.В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. 2007 год. 

– Следующая цитата из Вашей книги: «Самое удивительное, что тогда о Путине еще толком ничего не знали, подавляющее большинство россиян увидели своего будущего лидера лишь в августе 1999 года в момент назначения его премьер-министром. По мнению экспертов, именно этим объясняется феномен Путина. Людям надоели одни и те же лица, одни и те же расхожие фразы. Люди жаждали в коридорах власти публичного новатора, молодого удачного политического деятеля, готового взяться за реализацию идей и внушить измученным безысходностью россиянам и гражданам веру в будущее». Сейчас после 20-летнего правления В.В. Путин столкнулся с такой же ситуацией. Сейчас он выдерживает давление людей, которые были против «обнуления» сроков президентства. Несмотря на то, что большой процент людей поддерживает Путина, разговоры о его смене существуют, особенно в оппозиционных кругах. Как Вы можете прокомментировать это положение дел?

– Большая часть россиян стоит на позиции, что их стабильность превыше всего. Это поколение, которое если трезво посмотрит на вещи, то увидит, что оно живет лучше, чем 20 лет назад. Я думаю, что именно это подавляющее большинство людей поддерживает Путина в противовес недовольным людям. Также я согласен, что есть новое поколение, для которого все, что сейчас есть, – это данность. То, чего В.В. Путин добивался для России все эти годы, для нынешнего поколения — само собой разумеется. Они живут в другом мире, комфортном, при демократических институтах, при хорошей правовой системе. Они не могут сравнивать свою жизнь с тем уровнем жизни, который был в 90-х годах. Они хотят жить хорошо и успешно, как их сверстники в Германии или США. Ведь многие думают, что за рубежом все легко и прекрасно. Мне кажется, что Путин сейчас находится в такой ситуации, что не может просто так уйти и пустить все на самотек. Ведь за 20 лет его правления было сделано много положительного. Поэтому я считаю, что он планирует еще несколько лет находиться у власти и затем осуществить плавный переход страны к тому политику, который хотя бы процентов на 80 будет продолжать его курс правления. Потому что все другое – это отход от эволюционного развития к революционному, поиски виновных за ошибки. Россия это проходила, и это не давало ей никакой стабильности. Даже если сравнивать по физическим данным, В.В. Путин на сегодняшний момент в отличной физической форме, в отличие от того же Ельцина. Люди это тоже видят и понимают. Я считаю, что у Путина сейчас самый главный этап жизни, когда он должен сделать все, чтобы труд его 20-летнего правления не пропал даром. Я думаю, что он сделает все, чтобы главные достижения его 20-летнего правительства реализовались и стали бы залогом будущей России.

 – Как Вы думаете, успеет ли В.В. Путин за оставшийся срок своего правления еще больше укрепить Россию?

– Я считаю, что он уже много сделал. И те, кто критикует его и кричит «Путин, долой!», поступают несправедливо. Нужно смотреть на целостность. Да, в последние годы развитие России идет не теми темпами, не наблюдается активное развитие экономики. Но не нужно забывать, что многое связано с финансовым кризисом, с украинским кризисом. Я думаю, что у В.В. Путина не было другой возможности, как объединить Россию с Крымом и остановить приход НАТО в Украину или отход Украины на Запад в сторону НАТО. Этого ему и предки не простили бы. Если бы в Крыму оказались военные базы, с этим Россия не ужилась бы. Это невозможно себе представить. Что касается коронавируса, тут нужно посмотреть на важные решения и то, почему они были приняты. Россия с коронавирусом борется в чем-то даже лучше, чем другие страны. Все перегружены этими проблемами. Люди должны понимать, что у России сейчас, в отличие от 90-х годов, есть резервы и мощь, которые способны отражать эти все опасности. И большинство людей это все-таки понимает. Я мог бы дать ему совет. Мне кажется, что сейчас надо поднимать людей следующего поколения. Но делать это не патриархально, мотивируя тем, что они должны делать то, что говорит старшее поколение. У этих людей другое понимание того, в каком мире они хотят жить, и это нормально. И самое главное – это сделать все, чтобы включить их в построение будущей России. Лучше всего это делать через поощрение среднего бизнеса в России. Он в России недостаточно развит. Когда люди начнут решать проблемы по своей собственной инициативе, с ответственностью, брать все это на себя, зарабатывать деньги, получать возможности, и делать карьеру, и кем-то становиться в стране, тогда они полюбят свою страну и будут больше в нее вкладывать и больше для нее делать. В Германии такой способ был как «золотой ключик» для страны после 1945 года, после краха и капитуляции Германии. Именно малый и средний бизнес сделал Германию одной из стран с самой крупной экономикой. В Европе своих ресурсов не было. Всю промышленность пришлось им отдавать. Поэтому, исходя из примера других стран, мне кажется, в этом направлении стоило бы подумать.

Встреча с руководством Делового саммита «Группы двадцати»

– Если бы Вы сейчас писали книгу о В.В. Путине, на каких аспектах его деятельности, чертах образа Вы бы сделали основные акценты?

 – Я бы, конечно, его похвалил за то, что он стал Архитектором России ХXI века. Во многом благодаря ему Россия встала на ноги. Я просто помню 90-е годы и 80-е годы и то, в каком состоянии была страна. Трансформация России из коммунизма – это задача архисложная. Я всегда привожу в пример слова Александра Солженицына, который говорил: «России было легче выйти из татарского ига, которое длилось 300 лет, чем выйти из коммунизма, который длился только 80 лет». Там были положительные стороны, но и очень много отрицательного. Нужно было найти свое место в мире, который по-другому развивался. Я думаю, что В.В. Путин стал также Архитектором многополярного мира. Без него не было бы ЩОС и БРИКС. Не было бы альтернативных структур, на которые должен опираться будущий мировой порядок. Мне кажется, сейчас нужна новая динамика, и он должен ее развить. Он – не старый политик. Нужны новые инициативы, изменение элиты, омоложение ее. Этот процесс он может возглавить. Это даже его долг – привести к власти молодых людей, не только олигархов, которые, к сожалению, мало делают для развития духовной России. Нужно создать сильную модель России в Европе. Ее задача как одной из главных мировых держав – быть ответственной за мир во всем мире. Россия должна этого добиться. Россия должна создать модель духовности, культуры управления государством, которая была бы интерактивная, заманчивая для других народов и других стран. Приходит время, когда даже в Европе очень криво смотрят на модель либерального постмодернистского мира, которая буксует, не укрепляет экономику, дает сбои. Альтернативной модели в Европе нет, но она может появиться в России. Об этом, может, когда-то мечтали А.С. Пушкин и Ф.М. Достоевский, что Россия будет спасать мир рано или поздно. Это, конечно, пафосные слова, но я считаю, они имеют место. Поэтому я считаю, что у Путина есть возможность с помощью интеллектуальных, технических сил выстроить альтернативную модель, которая могла бы дать основу для развития не только России, но и многим другим странам.

– Ваша последняя книга «2054: Код Путина» написана в жанре политического триллера. В ней Вы проводите параллель между эпохой В.В. Путина и эпохой царя Ивана Грозного. Почему?

– Во-первых, я хотел написать не научную, не аналитическую книгу, таких у меня много за всю жизнь написано. Я посчитал нужным сказать все в обостренной форме, отвечая на важные вопросы, которые касаются и прошлого, и будущего, и современности такой страны, как Россия. Я написал свое мнение в форме именно романа, но такого реального, 90 процентов написанного в книге – это реально, а 10 процентов – это вымышлено. Я хотел провести параллель между старой и новой Россией. В эпоху Ивана Грозного Россия сталкивалась с теми же проблемами, с которыми сталкивается сейчас. У России и раньше были враги и оппоненты. Она пыталась найти себя в новом мире, хотела найти свою идентичность. Нынешняя Россия сталкивается с теми же проблемами, с которыми она сталкивалась 500 лет назад. Мне интересно проанализировать и понять, почему старая и новая Россия во многом похожи в том, что касается политики. Что касается будущего, я еще в институтские годы изучал многие предсказания, что касаются России, и пытался их влить в сюжет книги, показать, как она будет справляться с агрессией и что ее ждет в будущем. В этой книге я все описываю. Мир становится трехсторонним. Мне кажется, что будет слабый Трансатлантический союз, который будет держаться за себя, но обороняться от других держав. Также будут укрепляться евразийские союзы между Россией и Китаем, между Россией и Турцией. Этот громадный азиатский материк, он спал все это время, все 300 лет. Он будет строить мир. Существует также исламский экстремизм, нигде он не побежден. Он на пороге дальнейших провокаций и наступающих движений.

Я писал не только о России, я писал о России в мире. Я всегда так пишу. Отношения с Западом. О том, как препятствовали торговле соседи России. Поляки, шведы и датчане много веков назад делали все, чтобы не пустить Россию в Балтийское море. То же самое, что современные баталии, которые происходят вокруг «Северного потока – 2», например. Или Великая Германия под немецкими и австрийскими кайзерами, которая мечтала о том, что Россия станет пушечным мясом. Россия же говорила, что мы должны искать союзников на Западе и на Востоке. Вся эта российская дипломатия в то время была похожа на современную. Поэтому между двумя эпохами можно провести параллели. Для меня важно было понять, как российское государство строилось не только сверху, но и снизу. Появились первые земства, первые местные суды. Иван Грозный не был злодеем, как многие его изображают, или тираном, он был реформатором. Были жуткие стороны его правления, как, впрочем, у многих правителей средних веков в других странах. В то же время, если бы не было такого длительного правления Ивана Грозного, Россия, возможно, была бы католической. Литва тогда могла бы завоевать большую часть своего пространства на Востоке. Если бы Иван Грозный не завоевал Сибирь, ислам мог бы развиться на больших территориях сибирского континента. Понимаете, роман есть роман, и пусть люди об этом задумаются.

– Какой прогноз Вы можете дать действиям В.В. Путина после 2024 года и каким путем может пойти Россия, если он решит не продолжать свою деятельность на посту лидера России?

– Честно – я не знаю. Я слежу за В.В. Путиным уже 20 лет, я не знаю, будет ли он выдвигать свою кандидатуру в 2024 году. Скорее, может быть, да. Но точно не останется президентом до 2036 года. Он этого сам не хочет, и это почти невозможно. Все-таки это тяжелая ноша, и тяжело сидеть на этом кресле до 80 лет. Я считаю, что сейчас ему надо обеспечивать преемственность. Не так, как это сделал Б.Н. Ельцин, чтоб спасти себя от импичмента и разорения России. Преемственность должна быть построена так, чтобы ситуация развивалась лучшим образом и пошла бы по налаженному пути. Есть очень много кандидатур на место В.В. Путина. Но я думаю, что это будет человек не его возраста, я думаю, что это будет человек на 20 лет моложе. Его надо искать сегодня среди губернаторов. Будущий человек должен быть эрудирован во внешней политике, эрудирован во внешних делах и знать роль России, возможность и силы, знать политику и экономику, иметь доверие людей и быть избранным, причем чисто. Такого человека можно найти, можно ему оказать поддержку и сделать основу. Я верю, что это будет. Вспомним, что, когда В.В. Путин приходил к власти, Россия была нестабильна. Весь мир смотрел на Россию и думал, что она сейчас рухнет. По моему мнению, Россия сейчас является более стабильной страной, чем даже Европейский союз или Америка. Может, не все с этим согласятся. Но даже в Европейском союзе есть катаклизмы. Англия вышла из Европейского союза. Что будет с ним – это большой вопрос. Будет ли он экономическим блоком или станет частью Трансатлантического блока с новой угрозой для России? Мне кажется, что Россия будет более стабильна в 2024 году. В той же Америке идет смена элит. И в какую сторону будут эти изменения, еще неизвестно. Африка находится на грани взрыва – экономического, климатического, демократического. Это специалисты только понимают. Восток, такой, каким создали его сто лет назад колониальные государства, тоже не будет больше существовать в этих границах. Мы уже видим, что эти разрушения идут всюду, исламизм там выходит на передний план. Разваливающиеся государства с новыми людьми, которые не могут найти себя в этой жизни, не могут иметь работу, реализовать свои потребности. Это страшные вызовы, перед которыми мы находимся. На это будущая Россия и будущий президент должен найти к середине нынешнего века такие же адекватные ответы, как это сделал В.В. Путин в свое время в 2000 году.

На саммите Россия-Африка. Сочи. 2019 г. 

– Вы назвали В.В. Путина «Архитектором России ХXI века». Вы ведь встречались с ним. Какой он, как просто человек?

– Знаете, что мне в нем всегда нравится? Что он слушает. Он демократичен по взглядам. По правлению он может быть авторитарным. Характер у него сильный. Если ему человек интересен, то он его слушает. Очень много западных политиков, которые считают, что, если они заняли какой-то важный пост, они чуть ли не превращаются в богов, которые на других смотрят свысока и просто не умеют общаться. Он умеет находить общий язык с самым простым человеком, если он понимает, что человек искренно хочет с ним поговорить и посоветоваться.

Владимр Путин и Александр Рар. Валдайски Экономический Форум.

Мне кажется, что это добрый человек, он не служит своим интересам, он искренно задумывается, что сделать для страны. У него есть представления, что будет с Россией, что нужно сделать. У него одна большая проблема: его в западной прессе «демонизируют». И это тоже бесследно не проходит. Он где-то закрывается, он не понимает, почему на него идет такая атака с Запада. Он не понимает, зачем это. Он с добрым сердцем приехал в Германию и сделал все, чтобы с Европой сдружиться. Он человек, который добывает информацию из разных источников. Как другие политики, например, которые получают всю информацию от секретаря и думают, что они весь мир понимают. Путин, наоборот, хочет понимать, что происходит у него в стране и мире, получая не только официальную информацию. Это тоже важно! К В.В. Путину можно по-разному относиться, но не уважать его нельзя.

Article Categories:
Высший эшелон

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *